god, movie

Как преодолеть кризис лечения травмы, или где найти личного Бога

Так произошло, что некоторые из читателей, с которыми я переписываюсь, с приходом осени «захворали». Кто-то из них уже находится на биомеханическом лечении, кто-то только собирается его начать, и просто пошло обострение. В-общем, многие вошли в какой-то кризис, хотя держатся, надо сказать, молодцом. Благодаря этим людям, которые очень сильно вдохновляют меня вести этот блог дальше (и, которые, к слову, с большим юморком), у меня родилась идея статьи о том, как жить и двигаться в кризисе в поддержку тех, кто сейчас переживает его во время биомеханического лечения, независимого от его видов, которые я описываю в этом блоге.

Чем больше изначально ты был разрушен, тем больше в итоге ты получаешь. Я рискую быть непонятой, но всё же я не могу не затронуть этой темы, когда в процессе «сборки своих частей» человек неожиданно получает гораздо большее, чем просто физическое здоровье. Я не буду здесь никого поучать с «высоты своего опыта» (у многих, я знаю, все происходило и происходит гораздо хуже и дольше), или рассуждать тут на тему банального «идти вперёд и не сдаваться». Просто хочу поделиться своими не то чтобы размышлениями, а ощущениями, которые возникали в кризисе у меня и моего хорошего друга-остеопата, у которого процесс лечения происходил гораздо жёстче. Картинки тут поставлены те, что возникали из моих личных ощущений от происходящего. Я думаю образами, поэтому рассказ может быть не очень четкий — я просто постараюсь написать, как чувствую.

Для тех, кто не знаком с моей предысторией, вкратце — в возрасте двадцати лет ортодонтом мне был удалён немного скученный клык на нижней челюсти, потом это пространство было стянуто брекетами, ещё и удалён здоровый зуб мудрости как «ненужный атавизм» — как оказалось позже, у меня сместилась нижняя челюсть, и я получила дисфункцию височно-нижнечелюстного сустава (когда, в принципе, было ещё можно более-менее жить, правда, ограничивая себя в жизненных радостях). Всё резко изменилось после грубого вмешательства мануального терапевта — после девятого сеанса такого «лечения» из-за резкого смещения структуры тела, особенно в области шеи, я влетела в шоковое состояние, и у меня начались жёсткие панические атаки, которые длились восемь месяцев, которых я не знала раньше и не забуду никогда.

Один раз, находясь в этом состоянии уже на пределе сил, я даже видела «свет в тоннеле», тело растворялось навстречу чему-то большему, чем я сама, и я уже думала, что ухожу на встречу сами понимаете с Кем. Я была так измучена, что у меня уже не было никакого страха. Но, после двухчасового забытья, «неги» и «растворенного» состояния в обволакивающем тепле и принятии, меня резко и жёстко выбросило назад в хаос разрушенного тела — без всякой поэзии, по-другому я не могу это назвать. Я даже не могу описать то отчаяние, которое ты при этом испытываешь. Разрушение без жалости и хаос. Сложновато описывать что-то, когда оно давно уже ушло, но я прекрасно помню, как в те моменты чувствовала себя беспомощным животным, которого волокут на убой.

При ночных панических атаках я чувствовала дичайший, нечеловеческий, животный, первобытный ужас смерти, как животное, которому сейчас перережут глотку и мучительно лишат жизни. А, когда это продолжалось уже более двух месяцев, по полученному от врача рецепту я умудрилась закупить в двух разных аптеках приличное количество пачек сильного обезболивающего — догадываетесь, зачем. Я понимала, что не хочу их использовать, жить хотелось сильно, но это была «страховка» на крайний случай, если страдание станет уж совсем невыносимым, а у меня не будет сил его вынести. Так как смерть мне уже казалось избавлением, при панических атаках я уже молилась, чтобы меня «забрали». Но каждый раз спозаранку я возвращалась сюда, как ни странно, только с большими силами и большим желанием жить.

Я тысячу раз задавалась вопросом, как это могло произойти со мной, как же так — я зашла в кабинет врача, которому доверяла, цветущей девушкой, у которой были планы в жизни, а всего через считанные дни выползла абсолютной развалиной. У многих из вас, кто оказался в подобной ситуации резкой внезапной травмы, наверняка такое было — что раз, и жизнь изменилась навсегда, и пути назад нет. И осознать-то это тяжело, а уж принять, особенно когда ты находишься в полубезумном состоянии — тем более.

Если вы читаете дальше, то наверняка у вас это было, даже если произошло постепенно и длилось уже годы. Вы знаете, насколько боль и сумасшествие могут быть нечеловеческими и невыносимыми. Поэтому в этом состоянии тебе безумно хочется за что-то зацепиться, чтобы сохранить рассудок — и ты цепляешься за прошлое, вспоминаешь, каким ты был, начинаешь материть того, кто тебе причинил этот вред, не хочешь признавать того, что с тобой уже случилось. Мне было сложно принять, что искать виноватых, вспоминать, анализировать головой — уже бесполезно. Все случилось. Ты оказался там, где ты есть. И пытаться двигаться можно только из этой точки. Это как оказаться ночью раненым в таежном лесу зимой, и, даже не зная направления, ползти в полубессознательном состоянии по лютому морозу, пусть даже не зная, куда.

Я уже писала о том, что все же искала способы выкарабкаться и вернуться к нормальному состоянию и к жизни. В больницах, поликлиниках и кабинетах «дорогих» врачей я их не нашла. Как и многие из вас, я встретила там много косых взглядов и непонимания (мягко говоря). Мне говорили, что «все в норме», а то, что это произошло после «массажа» — «и младенцам его делают, и ничего». Я с ужасом понимала, что врачи, действительно маститые врачи совсем не разбираются в проблеме. Мне говорили, что это все «самонастрой», и что надо «жить, любить и радоваться». Но я не сдавалась. Когда каждую ночь к тебе приходит этот кошмар, тебе не остаётся ничего, как двигаться и искать везде, просто, чтобы выжить. И наконец-то начать доверять исключительно интуиции, внутреннему чувству, а не слушать «учёных», которые придерживаются покрывшихся плесенью «научных» догм.

Самое страшное, что твоего состояния не видят и не понимают и близкие — например, мне говорили, что я выгляжу так же, просто «будто немного грустная». Но я находилась в нечеловеческом напряжении, когда ты уходишь не то что в «минус сжатие», а в «сжатие минус двадцать». Мне запомнилась фраза одного парня на каком-то форуме, когда он написал, что, когда мучался от боли, рядом сидела его жена, но в своей боли он был одинок. И эта неспособность принять поддержку даже от близких убивает. Твой мир перевёрнут с ног на голову, ты вывернут наизнанку, полностью повернут внутрь, в свою в боль и напряжение и отрезан от внешнего мира. Все, что мне оставалось делать — это просто постоянно молиться и верить, что произойдёт какое-то чудо.

Я уже описывала, как нашла ниточку — биомеханическое лечение, за которую зацепилась и, собственно, вспоследствии стала описывать в этом блоге. Терять мне было нечего — и я пошла в это лечение. Панические атаки к тому периоду уже понемногу прошли, и я стала забывать, что это такое, хотя состояние оставалось нестабильным. Но сразу же после начала лечения все вернулось — и таким же неуправляемым потоком меня понесло в обратном направлении, когда все симптомы возвращаются в обратном порядке — это такая медленная операция без наркоза, очень медленная пытка, погружение в личный ад. Правда, на этот раз ты чётко видишь направление, и уверен, что оно правильное. Как я смогла убедиться, это лечение особенное — оно не переносит тебя из точки А (боли и травмы) в точку В (идеальное состояние) по «мостику». С ним для исцеления ты идёшь в самый центр своего существа, выправляя по пути все имеющиеся искажения и «косяки». И прежде, чем ты центра своего существа коснёшься (ещё даже не сольёшься с ним), тебе надо пройти через безумную Темень.

А теперь, собственно, по теме кризиса лечения. Я не хочу описывать все слишком уж серьезно, но многие из нас надеются «проскочить» этот период, типа «вот, я вылечусь, как расслаблюсь и стану здоровым и счастливым». Мы пытаемся всеми способами заглушить свои боль и дискомфорт — и это понятно. Но забываем, что в этом периоде «Тёмного» огромный ресурс, огромная сила. Боль и безумие ломает, ставит на колени, но в них действительно огромная сила, как бы жестоко это ни звучало по отношению к тем, кого сейчас крючит от боли и кто чувствует безысходность и отчаяние.

Я не побоюсь сравнить боль с сильной любовницей, которой надо подчиниться, иначе, как говорится — «останешься без подарка». Её не подчинить, подчиниться нужно ей. И это живое прочувствованное ощущение, а не абстрактная поэзия. Дышать в боли и безумном состоянии, даже если на это почти нет сил. Осознанно принимать все то, что ты чувствуешь, даже если оно тебя ломает. Это как зажатый внутри под огромным давлением шар, на сдерживание которого уходило много сил, лопается помимо вашей воли, и вы сознательно пропускаете через себя все, что там было скрыто, включая жуткие пугающие эмоции и боль, которые начинают переполнять вас. Чуть ли не радостью отнестись к тому, что приходит: «о, болячка моя любимая приползла, дай-ка я тебя пострадаю». Постараться оставаться в сознании, даже когда все уже воспринимается как нереальность, а вас отключает и выбрасывает из тела.

Мой друг-остеопат с его опытом кризиса в подобном лечении говорил, что принимать обезболивающее нужно лишь в крайних случаях, когда терпеть уже совсем невмоготу — именно так восстанавливаются поврежденные нервные связи в мозге (поверьте, он очень хорошо разбирается во всех этих тонкостях). Он сам прошёл через такой ад, похлеще, чем у меня, кстати, после того, как в детстве ему поставили пластинку на нижнюю челюсть, чтобы задвинуть её обратно, и это повлияло на всю структуру его тела.

Я уже описывала, что происходит на биомеханическом лечении — это постоянные подъемы и откаты, когда и возвращаются все пережитые ранее симптомы. В определенный момент на пути к балансу, когда тело начинает распрямляться, вы возвращаетесь к исходной точке, с которой начали до травмы, но процесс начинает идти дальше, вглубь, и вы проживаете все вплоть до детских болезней и травм. Мой друг пережил даже состояния собственного рождения. Но сейчас это совершенно другой человек и внутренне, и внешне, а то, что он даёт людям на своих сеансах — не описать словами.

У начинающих биомеханическое лечение самые страшные по «камбэкам» — от четырёх месяцев до полутора лет. Потом вы уже начинаете время от времени «выныривать», и со временем все чаще. В начальный период сложно черпать силу в неизвестности и неопределенности, но, когда тебя несёт, и ты катишься кубарем непонятно куда, то, хоть это и страшно, но ты вынужденно отпускаешь все за что цеплялся, и начинаешь принимать все происходящее с тобой и пытаться расслабляться (выбора особого тут нет). Твой привычный мир рушится до основания. Именно поэтому люди начинают в этот период молиться, чтобы найти хоть какую-то опору.

Я бы хотела сказать из своего опыта, очень хорошо обращаться к своему роду — вот просто просить помощи и поддержки. Потому что в нем есть не только те, кто «накосячил», но и огромный ресурс выживания, люди сильные с крепким телосложением, структурой и абсолютным здоровьем. И весь ресурс, который они наработали, ваш по праву — он уже в ваших генах и крови. Учёные даже зафиксировали уникальные случаи, когда человек осознанно может менять группу своей крови (в нашем случае, конечно, все помягче). Но кровь меняет структуру организма и даже ДНК — те самые программы, несущие генокод! В конце концов, через тело мы допроживаем то, что недопрожили наши предки, и мы можем просить их о помощи. Для этого нужно просто приложить руку к сердцу и просить помочь и поддержку в лечении, благословения. Для многих это странно, но, поверьте, это работает. И вы начинаете слушать только то, что идёт изнутри, и никого больше.

Кстати, ещё такой момент — те, кто советует не пить и не курить в этот период — пусть идут лесом. Они не были в этой ситуации, они не понимают происходящего. Я не призываю уходить в запои или укуриваться. Но курение в этот период помогает заземлиться, я серьезно. Снять нечеловеческое напряжение в процессе лечения. Тут корвалол и прочая хня не помогут. Парадоксально, но ты начинаешь слушать своё тело, а не «полезные здоровые советы», даже если твоё тело требует что-то «вредное». Ты начинаешь следовать ему и давать ему то, что оно просит. Жить не по режиму, а в его потоке. Если тебе хочется пирожных или «вредной колбасы» — значит, они тебе нужны. Все, что помогает преодолеть и почувствовать хоть какое-то удовольствие. Вам можно. Вы сейчас сумасшедшие. Вы сейчас хуже, чем беременная, потому что в самом настоящем смысле слова рождаете самого себя. У вас сейчас выходит на поверхность и вы пропускаете через себя все то, что накапливалось поколениями. Вы проходите кризис. Надо помочь себе его пройти. По окончании кризиса все устаканится, и телу уже будут не нужны «вредные привычки».

Многие боятся всего тёмного, глубокого. Но, если вы читаете это, вы сейчас уже и так на самом дне, когда уже плевать на все условности и «бело-пушистости». В боли и безумии мы становимся самими собой, соединяемся сами с собой, когда мощным потоком с нас смывается вся наносная шелуха. Все ограничения, которые сковывали нас, наше тело напряжением, со свистом разлетаются от нас во все стороны, как металлические пластины под действием мощнейшего взрыва изнутри. Это и есть та сила и мощь нашего внутреннего источника, с которым вы сейчас соединяетесь. Вам остаётся чувствовать все это и принимать. Но именно так вы наконец-то становитесь самими собой.

Недавно я посмотрела один интересный индийский фильм «Я — Бог/ Отверженные», который наделал много шума в Индии. Он не из тех трогательно-наивных индийских фильмов. Довольно беспощадное кино. Но очень интересное по нашей теме. Вкратце: испугавшись страшных предсказаний астрологов, отец привез маленького сына в храм и бросил его там. Спустя много лет он нашел своего ребенка за исполнением жутких обрядов над умершими, так как он стал агхори — членом закрытой секты Шивы. Богу он не поклоняется, ибо он сам — Бог. Законов для него нет, и он может дать смерть как наказание или избавление. Такая себе — Тьма, ведущая к Свету. Можно долго спорить о таких вещах, но в некоторых индийских традициях считается, что человек действительно может сливаться с божеством, отдавая ему себя в служении.

Но мы не об этом. Не будем соглашаться или не соглашаться с индусами, но, если рассмотреть всех героев фильма как части человеческой психики, то мы увидим в нём Бога — дикого, первобытного, нехристианского. С ним не могут справиться внутренние «полицейские». Внутренние «калеки» оказываются самыми психически здоровыми и радостными частями этой психики, а «работорговцы» в итоге при помощи этого внутреннего мощного Бога уходят в небытие. Так вот — на подобном лечении в вас и пробуждается такой дикий внутренний Бог, которому плевать на все условности-«полицейских», а эго-«работорговца» он отправляет в положенное ему место.

В статье о карме и травме я писала об испанском дуэнде, которое подразумевает душу, огонь, чувство. Немного напомню. На русском говорят: «В нем нет огня», в Испании — «No tiene duende». Невозможно постичь его силу, если человек не прошёл через трудные внутренние испытания. Известный испанский поэт Гарсиа Лорка так говорил о дуэнде: «Это демоническая сила, с которой надо вступить в поединок и победить: она сметает уютную, затверженную геометрию, его приближение знаменует ломку всего привычного. Но это и рассвет, небывалая, немыслимая свежесть — дуэндэ, как распустившаяся роза, подобно чуду». И вот представьте — вся боль и весь тот ужас, которые вы проходите на этом лечении и помогают пробудить в вас это «тёмное» дуэнде, огонь, душу.

Это лечение, собирающее вас по кускам в единое целое — «хирургическое», тёмное, магическое. Это действительно медленная операция без наркоза, пытка. Но в итоге, убрав все искажения в себе и «косяки», вы начинаете чувствовать силу идущую из ваших подошв, переполняющую ладони, открывающую грудную клетку, когда вы начинаете дышать полной грудью, а в своей голове вы начинаете видеть и думать ясно. Вы чувствуете тепло в сердце, и в вас просыпается, не побоюсь этого избитого в современном мире слова — любовь. Вы начинаете взаимодействовать с миром изнутри своей целостности, когда вам не нужен никто, чтобы заткнуть собой ваши дыры и понимаете, что великодушие рождается из этой целостности, переполненной силой (вот сказанула (: но я действительно не знаю, как передать эти чувства ещё). Есть такое растение — белый лотос, корни которого уходят очень глубоко в грязную тёмную жижу, а наверху — необычайной красоты и аромата цветок. Так вот — вы становитесь им.

У вас исчезает конфликт между животным и человеческим. Вы становитесь чувственным сексуальным существом, способным искренне любить и наслаждаться, как ребёнок. А ещё понимаете, что Бог не находится как абстрактная идея где-то извне, а живет у вас внутри. Вам не нужно для этого верить, вы просто проживаете это всем своим существом. Но перед этим проходите ад. Один из читателей написал мне, что раньше он тоже «витал где-то в облаках», но травма резко вернула его в тело и заставила наконец-то его слушать. И вот для этого мы сознательно идём в боль всех своих травм. Благодаря такому лечению вы самом буквальном смысле этого слова понимаете, что такое идти от Тьмы к Свету.

Из-за травм и боли даже совсем молодые люди обретают мудрость и глубину стариков. Вы скажете — да зачем мне та глубина, такое терпеть. Но вы уже в любом случае по какой-то причине там, где находитесь. Можно или продолжать искать виноватых, либо начать принимать и открыться дискомфорту и боли, стать на какое-то время сумасшедшим, измученным напряжением и бессонницей, пережить все пугающее. Позволить сломать все привычное и отпустить все, за что цеплялись. И эта яма не бездонна, поверьте. Просто, что бы ни произошло, вы осознанно освещаете все, что выходит на поверхность. В итоге вы перестанете бояться «хищника», где бы он находился — снаружи в виде того, что вам навязывают, или внутри в виде страха — вы перестанете убегать от «хищника» или быть с ним покорным и милым. Вы начинаете выслеживать его сами, направлять на него прожектор и высвечивать все его передвижения. Когда вы находитесь в самом центре своего существа, вас уже никому не удастся обмануть.

Основатель метода Starecta Морено Конте в своей книге описывал весь этот процесс на примере фильма «Побег из Шоушенка», когда ему, как и герою фильма, чтобы сбежать из тюрьмы на свободу, пришлось «пробираться через вонючие сточные воды в узких трубах длиной в пять футбольных полей». Я ощущала это как непрерывный абсолютно неуправляемый бурный поток на глубине в полной темноте, который несёт тебя, и у тебя абсолютно ломается система координат, ты теряешь ощущение, где верх, а где низ, и уже кажется, будто сходишь с ума. И только полное доверие, принятие того, что происходит, расслабление и смирение с тем, что ты никогда не выберешься, помогает выжить.

Когда ты с этим смиряешься, то начинаешь сначала изредка выныривать, чтобы вдохнуть, потом при этом начинаешь видеть на горизонте какие-то едва различимые точки огней, потом к тебе возвращается возможность уже двигаться, плыть, хоть и в жуткий шторм, когда тебя накрывает жуткими волнами с головой, а в один момент, когда ты уже совсем не ожидаешь, то вдруг ощущаешь, что касаешься ногами чего-то твёрдого. И не замечаешь, как однажды выходишь на берег.

Я не ожидаю, что меня поймут все. У кого-то наверняка глубоко срезонировало то, что здесь описано, а кто-то вообще ничего не понял. В описанном нет ничего из эзотерики — лишь живые прочувствованные ощущения. А вообще начнёте проходить лечение — сравните свои ощущения сами.
___________________
© zub-za-zub.ru

Как преодолеть кризис лечения травмы, или где найти личного Бога: 4 комментария

  1. …Срезонировало…да ещё как!
    Даже с учётом того, что я не на пути лечения описанными здесь методиками.

    Фильм посмотрела. Тоже срезонировал. Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *