Краниодонтия: лечение будущего, или междисциплинарный подход

На страницах этого блога мы уже не раз обсуждали необычные результаты влияния на позвоночник и структуру человека в целом краниодонтии (или ортокраниодонтии, как это направление называется у нас в стране), которые достигаются воздействием на эту структуру через стоматологический аппарат человека плюс применения остеопатических техник. В этой статье приведены размышления одного из самых известных краниодонтов юга Европы итальянского доктора Джузеппе Стефанелли, почему краниодонтия и постурология с трудом признаются современным научным миром.

профессор Стефанелли, osstefanelli.com

Понятие о том, что стоматогнатическая система механически и функционально связана с удаленными друг от друга частями тела, завораживает и одновременно мешает многим начинающим врачам.

Философ Карл Поппер выделяет три типа личности в науке:

  • тот, кто что-то меняет
  • тот, кто хочет изменить ситуацию
  • тот, кто не понимает, что все изменилось.

К последней категории относятся те, кто, несмотря на убежденность в том, что избранное направление правильно, предпочитает полагаться на «уверенность» своих выдающихся предшественников, полагающих, что все новое — невесомо. При уважении личного выбора каждого человека мы не можем не признать, что стоматология и медицина в целом не являются точными науками и, как следствие, такие «уверенности» очень часто оспариваются, пересматриваются и забываются.

mandibula, pelvis
иллюстрация из книги G.Stefanelli «Craniodonzia: Il Sistema ALF» www.osstefanelli.com

Изучение взаимосвязи между зубной окклюзией и положением тела сталкивается с большими трудностями в связи с предполагаемым отсутствием объективно воспроизводимых «научных» результатов «причин и следствий», по которым, если рассматривать их в этих строго ограниченных терминах, вероятно, их никогда и не удастся получить. Похоже, академический мир не понял, что в XX веке произошла настоящая революция в науке и радикальная смена парадигмы. Декартовская редукционисткая концепция уступила место «системному» (целостному) видению науки и жизни, требующему переоценки концепции научной объективности.

В картезианской парадигме считается, что научные описания объективны, что не зависит от наблюдателя и процесса познания. Новая парадигма указывает на то, что эпистемология, то есть понимание процесса познания, должно быть включено в описание природных явлений и стать неотъемлемой частью научных теорий. «Наука не может решить конечную тайну природы. Это происходит потому, что, в конце концов, мы сами являемся частью тайны, которую мы пытаемся решить» (Макс Планк, основатель квантовой физики).

Основанная на системном мышлении «мать компьютерной информатики» кибернетика, в попытке дать математическое объяснение нейронным механизмам, лежащим в основе человеческого разума, пытается свести человеческий интеллект и функционирование мозга до состояния компьютера до такой степени, что процесс познания в ней определяется лишь как обработка информации, преобразование набора символов на основе набора правил. Недавние события в науках о познании наглядно показали, что человеческий интеллект полностью отличается от компьютерного. Нервная система не обрабатывает никакой информации, а взаимодействует с окружающей средой, постоянно изменяя её структуру. Кроме того, разум, память и человеческие решения абсолютно не являются полностью рациональными, но всегда модулируются эмоциями. Человеческий разум мыслит через идеи, а не информацию, а идеи — это цельные закономерности, которые вытекают не из информации, а из опыта.

«Поистине оригинальные умы отличает не то, что они являются первыми, кто увидел что-либо новое, они видят новое в старом — всегда известном, видимом, но пренебрегаемом всеми» (Ф. Ницше «Сумерки идолов, или как философствуют молотом»).

После этого, конечно, мы будем удивляться, почему никогда не видели то, что было у нас всегда перед глазами! Не желая истекать в риторике, очевидная истина заключается в том, что избыток технической и секторальной фрагментации медицины заставил нас упустить из виду «человека в целом» — это помимо атрофии нашей способности к суждению и клиническому диагнозу.

stafanelli
профессор Стефанелли, osstefanelli.com

Очевидно, что понятия воспроизводимости и измеримости, необходимые для того, чтобы обозначить «научную», а, следовательно, «истинную» интерпретацию явления, заслонили все то, что не соответствует этим критериям. Парадокс в том, что таким образом мы отрицаем существование всего, что ещё не известно и не может быть понято, но также это означает и отрицание возможности сохранить или улучшить здоровье миллионов людей во всем мире. Дисциплины, фактически определяемые как «дополнительные или альтернативные» — такие, как постурология, остеопатия, прикладная кинезиология, гомеопатия и гомотоксикология, акупунктура — являются жертвами этого старого идеологического подхода.

В частности, постурология и краниодонтия заслоняются двумя непростительными изначальными грехами: первый представлен тем фактом, что подход меняется от человека к человеку, подобно нашему уникальному цифровому отпечатку пальца; во-вторых, для этого требуется, чтобы многодисциплинарный подход надежно использовался всеми, а не только несколькими действительно реализованными врачами.

©osstefanelli.com

Наверное, я брежу, но думаю, что изучение постуры человека действительно может быть лейтмотивом, средством, с помощью которого мы все могли бы говорить на одном языке. Сейчас было бы достаточно, чтобы университеты включили эту дисциплину в экзаменационные предметы всех медицинских специальностей.
____________________
Оригинал статьи Джузеппе Стефанелли находится на сайте osstefanelli.com. Перевод на русский язык © zub-za-zub.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *