Джефри Браун: «Dr. Good» (интервью)

Это невероятно сильное интервью нам дал один из топ-экспертов мира в биомеханическом лечении дистонии, синдрома Туретта, болезни Паркинсона и других неврологических расстройств в их связи с ДВНЧС. Уверена, эта информация станет причиной глубоких размышлений для читающих нас стоматологов и врачей самых разных специальностей, а также поможет нашим пациентам убедительно удостовериться в том, что причина их проблем — чисто физическая. Итак, чем занимается Доктор Браун на фейсбуке, у каких легенд он учился, как дистония связана с родовыми травмами, о брекетах и стоматологических травмах, подробностях лечения на аппарате ALF, а также немного о себе этот потрясающий человек рассказывает в эксклюзивном интервью для zub-za-zub.

Вместо предисловия

— Доктор Браун, то, что вы делаете на фейсбуке, распространяя информацию о взаимосвязи дисфункции ВНЧС, дистонии, синдрома Туретта и Паркинсона, не жалея при этом времени на горячие дискуссии и не боясь перепалок, помогает исцелить много искалеченных судеб. Считаете ли вы это своим призванием? И всегда ли эти люди благодарны вам за это?

Я провёл много лет, изучая применение ALF и других внутриротовых устройств. Если вы посмотрите моё резюме, то можете понять, сколько лет обучения я потратил на то, чтобы усовершенствоваться в этой работе. Из-за этого я чувствую, что мне нужно сообщить как можно большему количеству людей о «лучшем способе» решить их проблемы, нежели чем просто приём лекарств или хирургическое вмешательство. Признаю, я много раз терпел поражение на фейсбуке из-за того, что не вписываюсь в мейнстрим, но это происходит и потому, что мои методы так хорошо работают у множества людей. В действительности я не считаю деятельность на фейсбуке своим призванием, просто я думаю, что обязан распространить информацию о лучшем способе решить проблемы!

Многие и многие мои пациенты невероятно благодарны за то, что я делаю, поэтому я продолжаю идти вперёд. Я вижу около ста пациентов каждую неделю, и почти все они чувствуют себя хорошо. Всегда есть пара пациентов, которые хотят, чтобы все их проблемы решились немедленно, но я просто не могу этого сделать. Такое их состояние развивалось годами, и мне потребуется несколько лет, чтобы помочь им. И здесь у нас иногда возникают проблемы. Несмотря на то, что я чётко объясняю, что потребуется время на то, чтобы помочь им, они всё ещё хотят, чтобы всё было исправлено немедленно.

— Пару лет назад вы были «выкинуты» с одного из крупнейших «дистонических» ресурсов за попытку помочь паре пациентов бесплатным советом, что причина их проблем — биомеханика, хотя в таких группах ищут только «лучшую таблетку дня», сравнивая фармпрепараты, и отвергают попытки найти реальную причину проблемы. Вас не злят такие вещи?

Конечно, иногда я злюсь, но на самом деле я понимаю, почему они хотят, чтобы всё было исправлено немедленно. Они разочарованы, им больно, они «всё уже слышали» от миллиона врачей. Попытка сказать им, что настоящей причиной их проблемы может быть что-то физическое, полностью меняет их положение в отношении проблемы. Получается, по сути я говорю им, что НЛО реально, но они не хотят иметь с ним ничего общего, поскольку «оно не здесь» — без каламбура! Это можно сравнить с тем, что вы член автомобильного клуба, и тут появляется какой-то новый парень, который демонстрирует вам свой мотоцикл, и вы совсем не хотите, чтобы он был в вашем клубе. И я принял это. Так что, да, несколько лет назад я был разочарован, когда люди из этой группы сказали мне уйти. Я ушёл, но надеюсь, что однажды кто-то из них сможет перезвонить.

— «Зло обычно побеждает, несмотря на то, что Добро очень, очень доброе» — этой цитатой доктора МакКоя из известного сериала «Звёздный путь» вы прокомментировали ситуацию, когда из-за определённого конфликта с медицинским мейнстримом закрывались сайт и группа биомеханического лечения испанца Марселло Массы (*используя для лечения протокол Дж. Брауна и DIY Марселло, пациенты с кривошеей получали там лучшие результаты, чем на традиционных инъекциях ботокса в шею). Расскажите нашим читателям, что этой фразой вы имели в виду?

Марселло, видимо, кто-то угрожал. Кто-то, кто сказал ему, чтобы либо он прекратил делать то, что он делал, либо позволил им использовать его информацию для их собственного сайта. Он решил отказаться от этого всего, потому что хотел только помочь другим с концепцией, которая имела смысл! Также я имел в виду фармацевтические компании, которые заинтересованы в долгосрочном использовании своих лекарств пациентами. Но есть, конечно, лучшие способы, чем лекарства. По сути, я имел в виду, что фармацевтические компании — действительно зло. Всё, что их интересует — это прибыль, которую они получают, продавая свои препараты ничего не подозревающим людям.

Почти невозможно бороться с Большой Фармацеей, как мы называем их здесь, в США. Я искренне надеялся, что кто-то вроде Трампа пойдёт против них, но он не сделал этого. Я надеялся, что он будет достаточно добродетельным и достаточно могущественным, чтобы заставить фармацевтические компании изменить свой бизнес, но они этого не сделают. Всё, о чём они заботятся — это деньги. Потребуется кто-то или что-то чрезвычайное, имеющее большое количество добродетели, чтобы бороться с Большой Фармацеей. Моя точка зрения всегда заключалась в том, что, прежде чем вы выпишете человеку медпрепараты, вы должны искать истинную причину того, что причиняет ему боль, а не просто лечить симптомы. Сломанная нога является такой очевидной вещью для всех, но деформированные кости черепа или смещённый диск височно-нижнечелюстного сустава не так очевидны — требуется много усилий, чтобы обнаружить всё это, не говоря уже о том, как с этим справиться.

О карьере, поисках в лечении ДВНЧС и аппарате ALF

— Начиная это интервью, всё же хотелось узнать больше о вас. Ваша карьера стоматолога началась в 1982 году, когда вы поступили в Georgetown School of Dentistry. Чем был обусловлен этот выбор? Вы таким образом продолжили семейную традицию или на то были другие причины?

В 1982 году я был очень беден, и выбор среди стоматологических школ у меня был небольшим. Я поступил на подготовку в Bowdoin College и окончил его с большим отличием. Когда я обращался в стоматологические школы, то переживал, что не смогу попасть ни в одну из них, если честно. И, когда Джорджтаун почти сразу направил мне приглашение, я с благодарностью принял его! В ближайшие месяцы меня приняли почти во все школы, куда я обращался, кроме одной! Но я поступил в Джорджтаун, потому что я был бедным ребёнком из района Мейн, и был благодарен, что они меня приняли. И я действительно рад, что всё произошло именно так! А причина, по которой я стал стоматологом, заключалась в том, что наш сосед был стоматологом, и я провёл много времени, наблюдая за его работой. И я думал, что получу такое же удовольствие, занимаясь тем же — и, опять же, я рад этому выбору.

— Насколько я знаю, во время учебы вы работали в неврологическом отделении одной из больниц в проекте, где изучалось восстановление нервов позвоночника после травмы. Что это была за деятельность?

Отделение неврологии в Джоржтауне наняло меня, чтобы просто помогать содержать животных, которые участвовали в экспериментах. Прежде всего, это были кошки, которые подлежали усыплению. Поэтому они стали частью эксперимента доктора по разрыву спинного мозга, а затем восстановлению повреждённой части. На самом деле, восстановление шло довольно хорошо, пока эксперимент не был остановлен из-за вмешательства СМИ. Кошки прожили довольно долгую жизнь и с ними невероятно хорошо обращались, прежде чем они принимали участие в исследованиях. До этого, в Боудойне, я изучал то, как можно регенерировать нейроны. Я был всего лишь маленькой частью всего этого, и неврология заинтересовала меня на каком-то уровне.

— Ваша частная практика, которую вы создали после окончания учёбы в 1986 году, стала самой большой на Восточном побережье США, и в ней появились первые в Северной Вирджинии цифровые системы, что в то время было большой диковинкой. Вы настолько верили в свой проект, что решились на такие большие вложения?

Я так верил в Fairlington Dental так сильно, что вложил в него всё, что у меня было. У нас действительно была огромная практика, которая сильна и по сей день. У нас была установлена не только высокотехнологичная рентгеновская система, но также я установил и выделенную T-1 линию для нашего второго офиса, чтобы мы могли просматривать диаграммы и рентгеновские снимки пациентов с основного сервера. В те «старые времена» такое интернет-соединение было немного неслыханным, но оно работало очень хорошо. Конечно, эта технология похожа на динозавра, если мы сравним её с тем, что имеем сегодня.

— Насколько я знаю, спустя какое-то время вы отошли от дел, доверив управление Fairlington Dental своему другу. В чём была причина?

На самом деле я отошёл тогда от дел, потому что не уверен, что хочу такой ежедневный стресс от практики. Я подумывал вернуться пару раз, но потом решил, что не буду. В течение этих двух лет я без перерыва учился и посещал курсы с мыслью, а не заняться ли мне этим снова. В то время я немного общался с доктором Стаком (*настоящая легенда в области лечения ДВНЧС), обучился большему и, как говорится, не захотел возвращаться на сковородку. Запуск такой практики, по меньшей мере, был напряжённым.

— Из больницы в Атланте, где вы изучали связь ночного апноэ и ДВНЧС, ваши поиски привели вас в American Academy Craniofacial Pain, а затем — в ALF Educational Institute. Помните свои первые впечатления от знакомства с этим аппаратом из лёгких проволок? И, насколько я понимаю, там же вы и познакомились с Дэриком Нордстромом? (*изобретатель аппарата ALF)

Я ночевал в больнице в Атланте, и этот период открыл мне глаза на то, насколько больны люди в наши дни. Я не говорю эти слова легкомысленно — люди из-за недосыпания становятся всё более и более больными, поскольку их тела не могут нормально восстанавливаться. После того, как я оставил свою практику, я посещал очень много курсов и поступил в AACFP (* Академия изучения боли в области лица и черепа), прошёл обучение в Образовательном Интституте ALF, и в конечном счёте стал членом Академии ALF, где встретился с Дэриком Нордстромом — изобретателем ALF! Для меня большая честь сказать, что я читал лекции вместе с Дэриком Нордстромом в Норвегии и робел каждый раз, слушая этого человека. Он просто грандиозен, и сделал потрясающую карьеру за 40 лет!

— На фейсбуке я видела жаркие дискуссии со вспышками самых разных эмоций от пациентов, которые пытались применять аппарат ALF самостоятельно или те, кто пролечился короткое время, или не у тех специалистов, и они высказывали мнения, что «аппарат ALF не работает». Вы же спокойно привели в пример результаты лечения на ALF-е своих детей. Поделитесь подробностями с нашими читателями?

Конечно. У моей старшей дочери много лет были носовые кровотечения, много раз её клали в больницу, много раз прижигали, но ничего не помогало. Я подозревал, что дело в искривлённой носовой перегородке, поэтому поставил ей ALF на верхнюю и нижнюю челюсти, и почти сразу же кровотечения из носа прекратились. Их нет и до сих пор, спустя годы. Полагаю, это из-за того, что мы расширили её нёбо и опустили его, выпрямили её носовую перегородку, что выровняло кости в её носу, и они перестали травмировать там мягкие ткани.

С моими мальчиками было по другому. Самый старший близнец (примерно на 2 минуты) страдал от ADD/ OCD (*примерное значение — «нарушение концентрации внимания») и депрессией, и даже бессонницей. И тогда я его «за-ALF-ил» (да, «быть за-ALF-енным» — вот это настоящее слово 😉), и он стал спать лучше. Он прошёл путь от серьёзных проблем в школе до окончания средней школы с отличием. Сейчас он учится в колледже с хорошими баллами. Мой второй сын храпел как банчи (это странный термин, используемый в Америке), и ALF так расширил его нёбо, что он смог дышать лучше — храп прекратился почти сразу! Мой четвёртый ребёнок (дочка) всегда «хрюкала» — как бы прочищала горло и издавала хриплый звук. Это ещё один очень типичный симптом ДВНЧС. После двух месяцев ношения ALF она перестала «хрюкать».

работа Дж. Брауна, второй снимок — через 9 мес. лечения

— У вас за плечами огромный багаж знаний и степеней, которые, помимо уже упомянутых заведений, вы получили и изучая биохимию в Bowdoin College, и совершенствуясь в The Las Vegas Institute for Advanced Dental Studies, было и очень много лет обучения лечению ДВНЧС, но, как-то вы признались, что, продолжая искать истину, вы нашли её только с легендарным Бренданом Стаком, и пошли дальше этим путём с ним. Расскажете об этом подробнее? И как вообще началось ваше сотрудничество, которое продолжается по сей день в вашей клинике Sleep&TMJ Therapy?

Доктор Стак подчеркивал важность проведения МРТ в нашей работе. Он сказал, что это самый важный способ выяснить, насколько повреждены суставы, и из этой точки вы можете разрабатывать план помощи своему пациенту. Вообще-то я встретил доктора Стака много лет назад и сказал ему, что хочу купить его практику, но он сказал — НЕТ. Затем, семь лет назад, мы встретились снова, и он уже был готов к этому. Мы провели следующие пару лет вместе, и теперь я знаю то, что у меня есть сейчас.

Он не был самым лучшим учителем в мире — он часто говорил мне, какой я глупый, и что мне предстоит пройти ещё долгий путь. Да, было так, и я «стряхивал» с себя это каждый день. Годы спустя я благодарен ему за эту резкость, потому что это приучило меня к дисциплине, держать курс и продолжать учиться. Он сподвиг меня на исследования сна, ALF-a, изучения остеопатии и физиотерапии. И теперь я могу смотреть на пациента как на целого человека, а не как на зубную щётку. Мои новые пациенты даже со смехом говорят мне, что я и не смотрел на их зубы. Мой ответ таков: зубы не имеют значения, пока кости черепа, шейный отдел позвоночника и суставные диски не будут правильно выстроены.

Джефри Браун, Брендан Стак и ассистенты клиники Sleep&TMJ Therapy

О дистонии и краниальных деформациях, ДВНЧС и стоматологических травмах

— Вы очень много путешествуете с семинарами и мастер-классами по всему миру — Великобритания, Арабские Эмираты, Норвегия, Дания, Австрия, Южная Корея, Канада, по всем американским Штатам. Но, насколько я знаю, на этих мероприятиях часто возникает проблема, что вы рассматриваете пациента в целом, а не только его зубы, а дантисты, приходя на эти семинары для дантистов, хотят лечить только зубы, и не хотят вас услышать. Что вы в такие моменты чувствуете?

Я признаю некоторое разочарование из-за того, что стоматологи хотят смотреть только на зубы — в конце концов, это то, что мы были обучены делать. Но, также я знаю, что потребуется время, чтобы внести изменения в эту профессию. И эти изменения действительно начинают происходить — это действительно начинает работать. Всё больше и больше стоматологов узнают об ALF и ДВНЧС, и это обнадёживает.

Джефри Браун и Брендан Стак в Лондоне

— Несмотря на то, что ваше лечение считается в «традиционной фармакологической культуре» нетрадиционным, во множестве случаев уже через пару месяцев лечения у вас «дистонические» пациенты чувствуют себя намного лучше без всяких медпрепаратов и ботокса в шею, которые в таких случаях используются медицинским мейнстримом. И, несмотря на то, что исследования связи ДВНЧС и дистонии ещё малоизвестны, вы с Бренданом Стаком проводили презентацию таких случаев вылеченных пациентов в Лондоне. При этом перед поездкой вы были убеждены, что ортодонты высмеют вас и, что вы надеетесь, они дадут вам хотя бы пару минут показать свои случаи. Что произошло в действительности?

В Лондоне мы были в зале с дантистами и другими врачами, которые действительно хотели узнать лучший способ лечения. Я бы сказал, что большинство из них действительно были впечатлены тем, что коренная причина дистонии — это физическая проблема, а не что-то в химии или мозге, а происходит это из-за нервных и мышечных расстройств вследствие смещённых дисков. И, так как мы показывали слушателям случай за случаем, они смогли увидеть, что всё это действительно работает.

— В одном из ваших комментариев на фейсбуке вы упомянули, что с доктором Стаком сейчас рассматриваете идею, является ли причиной дистонии является родовая травма… Прокомментируете? 

Сейчас мы действительно пришли к тому, что родовую травму получает большинство людей, а затем она проявляется головной болью, болью в шее, тремором, дистонией и т.д. Доктор Виола Фриманн много лет назад провела большое исследование по этому вопросу. Она обнаружила, что некоторая степень деформации костей черепа наблюдается у 95% новорождённых. И эти деформации остаются с нами на более позднем этапе жизни и по-разному проявляются. Почти у каждого пациента, которого я встречаю, одно ухо или глаз выше, чем другой — это подтверждает травму, происходящую в родовом канале в большинстве случаев.

— В обсуждениях на фейсбуке вы говорили о том, что причиной ДВЧС может быть и непосредственно родовая травма черепа, и церебральный паралич, и реально разная длина ног, ранние детские падения, и жёсткий психологический стресс, который «наслаивается» на эти краниальные травмы. Но в обсуждения тогда «ворвался» Марселло Масса и эмоционально спросил, почему никто не упоминает стоматологические травмы, нанесённые пациентам некомпетентными стоматологами и ортодонтами. К вам часто в офис приходят такие пациенты со стоматологическими ятрогенными травмами, которые стали причиной их ДВНЧС?

Да, к сожалению, я вижу это каждый день. Давайте начнём с отсутствующего зуба. Каждый раз при удалении зуба происходят изменения в дыхательных путях. А что ортодонты делали много лет? Они удаляют четыре премоляра, чтобы брекеты работали намного быстрее и проще. И это полный, абсолютный позор! В настоящее время я являюсь свидетелем-экспертом в нескольких случаях, и у меня был случай, когда стоматолог высверлил пациентке 28 зубов, и это разрушило её дыхательные пути до такой степени, что, вероятно, это уже необратимое повреждение.

Когда я впервые увидел её, она не могла дышать и постоянно потела. Сейчас она на устройствах, которые открывают прикус, однако, вероятно, нанесён уже слишком большой ущерб. Стоматолог поставил ей все эти коронки по одной причине: деньги. Все закончилось для этой пациентки прискорбно, потому что сейчас она в инвалидной коляске. И, несмотря на то, что ей намного лучше, она всё равно не в том состоянии, в каком могла бы быть. И это связано с некомпетентностью и жадностью дантиста — это такие вещи, которые бесят меня!

— В чём вообще проблема брекетов для височно-нижнечелюстных суставов?

Боже мой, такой короткий и простой вопрос, но ответ будет очень длинным! Я признаю, что использую брекеты, потому что должен. Я должен сделать зубы выше — т.е. поднять кость и дёсны, чтобы зуб стал выше, чтобы поддерживать височно-нижнечелюстные суставы. А большинство обычных ортодонтов ставят брекеты, чтобы сделать зубы просто ровными и красивыми. И вроде всё хорошо и прекрасно, да не совсем. Они игнорируют вертикальную высоту зубов, что означает, они игнорируют и височно-челюстные суставы, кости черепа и дыхательные пути. Брекеты следует ставить ТОЛЬКО после того, как вы выяснили, что диски находятся в правильном положении, кости черепа выровнены, шейный отдел позвоночника в хорошей форме и т.д.

Но, вернёмся к вашему вопросу. Обычные брекеты имеют тенденцию тянуть зубы через кость, и это будет толкать мыщелок (челюстную кость) ближе в суставную впадину. Так диск окажется в компрессии, и, что случается довольно часто, будет вытолкнут из суставной впадины. Почти все мои новые пациенты сообщают, что у них были брекеты. Я вижу много пациентов, которым говорят, что способ решить их ДВНЧС — это поставить брекеты, и это так НЕПРАВИЛЬНО! Вы ставите брекеты только после того, как всё выстроено так хорошо, как должно быть — всё просто!

В моей практике я стараюсь ограничить брекеты временными рамками и по другой причине. Когда у пациента были брекеты, то потом на его верхние зубы накладывается проволока, а она может нарушить движение костей черепа, т.е. краниосакральный ритм будет нарушен. Так что, как видите, брекеты необходимы, однако вы должны уделять внимание человеку в целом и работать с ним в целом. Только что у меня была пациентка, у которой были сильно смещённые диски, теперь она носит ALF наверху и сплинт Gelb снизу. Диски, вероятно, потребуют хирургического вмешательства, но не до тех пор, пока мы не выровняем должным образом её бёдра и спину. Да, всё верно — я хочу, чтобы перед операцией были выровнены её бёдра и спина. Так что, если это интервью сейчас читает кто-то из дантистов, я уверен, они подумают, что мой мозг не выровнен!

— Мои читатели не простят мне, если я не спрошу у вас об итальянском методе Starecta, ведь вы были одним из первых докторов, кто стал защищать этот метод, когда в самом начале своего существования он стал подвергаться критике ортодонтов и гнатологов, не понимающих, для чего он. Скажите для нас ваше мнение об устройстве Rectifier.

Если говорить просто, то Rectifier увеличивает вертикальную высоту зубов, чтобы лучше поддерживать височно-нижнечелюстные суставы. Это великолепный подход для тех, кто не может позволить себе работать с кем-то вроде меня. И, как красноречиво сказал Марселло, работа со стоматологом без подготовки в области ДВНЧС может быть довольно опасной для вашего здоровья. Здесь, в США, это всё равно, что иметь дома сборный пункт — это устройство для тех, кто чувствует, что может справиться самостоятельно, и работает оно великолепно. Но, если вы не можете — тогда к вашим услугам я! 😊 Гнатологам и ортодонтам устройство не нравится, потому что тогда они вообще оказываются не у дел.

— Вы как стоматолог с осторожностью говорите людям, что работаете только со структурой выше шеи, поскольку, если есть проблема с ВНЧС, то и с остальным телом тоже, и после коррекции краниальной системы на аппарате ALF и применением остеопатических техник в огромной степени восстанавливается и всё тело. У пациентов уходит тремор, боли в шее и спине, и это типичные истории на таком лечении. Но вы везде подчеркиваете, что нужна именно совместная работа с остеопатом. Раз и навсегда, объясните, пожалуйста, нашим читателям, почему это так важно.

Моя лицензия дантиста распространяется только до шеи, но я прекрасно осведомлён о деформациях шеи и спины пациента. Поэтому я заставляю их работать с физиотерапевтом или остеопатом, который понимает, что мы делаем, и для чего мы это делаем. Как я уже говорил выше, если бёдра не выровнены, то и суставы будут смещены. Поэтому бёдра должны быть выровнены у многих пациентов. Тогда области шеи и спины также нуждаются в коррекции. У этих пациентов необходимо рассматривать весь позвоночник в целом, поэтому здесь нужен командный подход.

О пациентах и процессе лечения

— Кстати, не так давно вы сказали одной из своих пациенток, проходящих лечение на аппарате ALF, что или она работает при этом с остеопатом, или пусть уходит из офиса, иначе вы ничем не сможете ей помочь. Часто ли пациенты не соблюдают ваших предписаний?

Должен сказать, что большинство пациентов не следуют всем моим советам. Часто это происходит из-за стоимости или из-за того, что лечение занимает много времени. Лично я посещаю физиотерапевта каждый месяц, но, каждый раз, когда я туда еду, я думаю, как мне увильнуть от встречи, потому что я устал, или у меня нет времени. Многие пациенты поступают точно так же, особенно, когда начинают чувствовать себя намного лучше. Поэтому, если они работают с моим физиотерапевтом или остеопатом, в основном, они поправляются быстрее. И да, иногда, когда я вижу, что шейный отдел позвоночника действительно находится в плохом состоянии, я говорю пациенту, что он ДОЛЖЕН работать с кем-то, иначе ему не станет лучше, и он тратит впустую деньги и время со мной!

— Об ожиданиях пациентов. Обычно в начале лечения они у них завышены при том, что имеется уже много повреждений, развивавшихся и закреплявшихся много лет. Вы часто сталкиваетесь в своей практике с недовольством во время лечения?

Да, каждый день у меня есть пациент, который начал лечение месяц или около того. И они АБСОЛЮТНО ожидают того, что всё будет сделано/ исправлено/ закончено, хотя я ясно их проинформировал, что работать мне с ними нужно, по крайней мере, год или больше. Но в наши дни большинство ожидает мгновенных результатов. Практически в каждом случае, когда пациент следует моим советам, со временем он поправляется. Они перестают испытывать боль и чувствовать себя несчастными, однажды они понимают, что им не нужен Адвил, или, что они забыли принять свой Флексерил, потому что им это больше не нужно. Это значит, что они чувствуют себя лучше! И это происходит всё время.

работа Дж. Брауна, результат за 19 мес. лечения

— Какова средняя длительность лечения пациентов в вашей клинике? А также самый минимальный срок, за который разрешились все проблемы пациента, и максимальный.

Всем пациентам говорится, что мне необходимо работать с ними один год, и после этого пересмотреть ситуацию. В прошлом году у меня была пациентка, которая перезвонила в офис через 20 минут после установки ALF-а и сказала, что ей намного лучше. Она действительно почувствовала себя лучше, но нам предстояло пройти ещё долгий путь. Просто она почувствовала сброс давления, которое было там заблокировано много лет. Другие пациенты со мной на всю жизнь. Это происходит потому, что они не могут позволить поставить себе брекеты для завершения лечения, или не могут позволить себе операцию, поэтому они будут носить свои внутриротовые устройства всегда. Это не идеально, но случается довольно часто. Так что, как видите, происходит по-разному.

— Почему на лечении у пациентов происходят периоды мучительных откатов и значительного улучшения, которые поэтапно чередуются?

Проблема с тем, что я делаю, состоит в том, что лечение занимает время. Я говорю пациентам, что будут дни подъёмов и спадов, а также «уходов в сторону». Будут дни, когда диски будут пытаться двигаться, и они будут весьма раздражены, поэтому они могут быть даже несколько болезненными, когда всё начинает двигаться. Кроме того, когда кости черепа движутся и всё перестраивается, состояние также может быть странным. Это похоже на график, который в целом имеет тенденцию к росту, но на этом пути он падает вверх-вниз.

работа Дж. Брауна, результат за 1 год и 1 мес.

— Насколько я знаю, в вашей клинике высокий процент вылеченных пациентов — около 90%. О тех, что не соблюдают предписания, мы уже поговорили, но также это около 5% случаев, в которых после лечения ДВНЧС на ALF всё же требуется ещё и хирургическое вмешательство. В чём причина?

Операция выполняется ТОЛЬКО в крайнем случае, когда все возможности уже исчерпаны. Из ста пациентов, которых я вижу каждую неделю, в операции нуждаются обычно один или два. Это всегда определяется с помощью МРТ и, есть ли ещё боль или нет. Вообще мы не делаем операцию, если пациент чувствует себя хорошо, даже если диски всё ещё не на своём месте. Причина в том, что диски, вероятно, начали мигрировать в лучшее положение, что означает улучшение симптомов.

Также я использую аналогию, что мы эффективно «повернули время вспять» достаточно для того, чтобы пациент не испытывал особой боли, даже если диски не идеальны. Таким образом, операция проводится только тогда, когда боль остаётся после того, как были предприняты все попытки избежать операции. С пациентами с синдромом Туретта мы часто обнаруживали, что, по мере взросления им, вероятно, потребуется операция, даже если боли нет. Если они всё ещё страдают от тиков, то операция рассматривается, потому что пациент хочет прекратить эти тики — и это работает примерно в 80% случаев.

— Вы известный борец со страховыми компаниями, которые отказываются покрывать пациентам лечение ДВНЧС. Вы даже писали о том, что однажды разозлились, когда одна из ваших пациенток, страдавшая от головных болей более тридцати лет, пройдя за это время очень, очень, очень много докторов, уже стала думать, что так жить — нормально. Но её головные боли прекратились спустя какое-то время после начала лечения на ALF, поскольку эта боль была по причине смещённых дисков в ВНЧС, которую никто не мог диагностировать. И этот случай так вас разгневал, что вы решили начать наступление на законодательное собрание штата Вирджиния, чтобы они восстановили возможность покрытия лечения ДВНЧС страховыми компаниями, и вы просили пожелать вам удачи в этой битве. Чем она закончилась? Или всё ещё продолжается?

Я давно подготовил «законопроект» для Сената штата, однако он ещё не был представлен. Я не уверен, что это когда-нибудь произойдёт, но я буду пытаться. По сути, если бы страховка покрывала мою работу, мы помогли бы многим людям почувствовать себя лучше, чтобы они могли выйти из инвалидности (сегодня у меня было ещё два человека, которые стали инвалидами, и это в плохом смысле «сделало мой день»!) Это позволило бы сэкономить миллиарды долларов только здесь, в штате Вирджиния. Какая экономия затрат это была бы! Однако, тогда политики не получат прибыли, поскольку фармацевтические компании лоббируют их, чтобы протолкнуть лекарства, а не то, что делаю я. Итак, посмотрим — может однажды всё изменится.

О смешном и личном 

— Я заметила, что «фирменным знаком» вашей клиники уже стала ваша собачка Коко, которая иногда украшает офис и сопровождает вас на встречах. Также она постоянно красуется на многих ваших постах на фейсбук. Человек вы большой — собачка крошечная. Что это может рассказать нам о вашем характере?

Действительно смешно видеть парня моей комплекции — а я 196 см роста и 113 кг веса — с этой крошечной собакой. По выходным мне так смешно, когда я еду в офис, чтобы изучать МРТ и рентгеновские снимки, она едет со мной. И, когда я въезжаю на парковку, Коко буквально встаёт на задние лапы, а передние ставит на приборную доску, и, яростно вращая хвостом, высматривает белок — она видела многих из них из офиса, и теперь ждёт их каждый раз. Я завёл её несколько лет назад, и это просто самая милая собачка на свете!

— А то большое количество постов с разнообразными блюдами в вашем аккаунте — это «привет» со времён вашей учебы в стоматологической школе, когда вы подрабатывали менеджером в ресторане?

Нет, эти рецепты там, потому что мои пациенты должны есть мягкую пищу, пока их суставы исцеляются. Моя помощница, Джессика, великолепна в этих замечательных рецептах мягкой пищи.

— Поскольку это интервью, в первую очередь, для русскоязычной аудитории, то я не могу не спросить вас о забавном случае, когда вам позвонили на мобильный из «Службы внутренних доходов» и пригрозили арестовать за неуплаченные налоги. Вы тут же им перезвонили, и так сымитировали ваш лучший «русский бандитский голос», что эти скамеры даже бросили трубку. Откуда у вас такие «бандитские» познания в русских голосах?

Я научился этому из фильма «Джон Уик» — и я просто не мог устоять, чтобы не подурачить этих телефонных мошенников!

— Что вам помогает сохранять хорошее настроение в жизни и боевой настрой в вашей профессии?

Я занимаюсь Цигун, и он действительно помогает мне находиться в приподнятом духе. Энергетическая работа полезна и для пациентов.

copyright Darren S. Higgins

— Доктор Браун, спасибо вам за уделённое время и такое интересное интервью. Напоследок, я бы хотела попросить вас о традиционном пожелании для наших читателей, среди которых и пациенты, страдающие от ДВНЧС, и доктора самых разных специальностей.

Был рад помочь и ответить на все вопросы! Если бы был какой-то способ всё устроить, мне бы очень хотелось приехать в Россию, чтобы передать то, что я знаю, и чтобы врачи и пациенты знали, что можно сделать. Людям крайне важно знать, что лекарства ничего не исправляют, и, основываясь на опыте лечения тысяч пациентов за многие годы, я готов поделиться очень эффективными техниками, которые могут помочь очень многим людям. Спасибо вам за это интервью, мне было очень приятно!

Веб-сайт клиники: sleepandtmjtherapy.com, Facebook page
____________________
© zub-za-zub.ru
Фото из личного архива Джефри Брауна.

Один комментарий к “Джефри Браун: «Dr. Good» (интервью)”

  1. Как было бы замечательно, если бы он приехал в Россию.
    However, I have no idea how to hande it.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *