geir, olsen, Norway, doctor, orthodontist

Гейр Ольсен (Норвегия): Суровая доброта с душой фламенко (интервью)

Этот удивительный человек без всякого эго — один из лучших специалистов в области лечения ВНЧС на севере Европы, который работает недалеко от Осло. В чем особенность норвежского характера, как развивается ситуация с использованием аппарата ALF и традиционными брекетами, к чему надо быть готовым проходящим лечение при ВНЧС, что такое дуэнде, а также, какие стереотипы о нашей стране есть у норвежцев — обо всем этом доктор Гейр рассказывает в эксклюзивном интервью для нашего блога.

— Доктор Гейр, из-за вашей любви ко всем новейшим изобретениям некоторые ваши пациенты в интернете называют вас «Мистером Гаджетом». Правда, смешно, но всё же, насколько они правы?

Мистер Гаджет — никогда такого не слышал. На самом деле они очень ошибаются, потому что, когда речь идёт о лечении ВНЧС, важно понимать, что за этим стоит. Легко сосредоточиться на инструментах, но ещё более важно видеть исцеление как процесс. Это означает, что философия аппарата ALF, миофункциональные упражнения для коррекции положения языка и губ, хороший остеопат для поддержки процесса — крайне важная часть лечения, но ещё более важен сам пациент. От него требуется очень сильная мотивация для достижения желаемого конечного результата, поэтому это лечение не для всех. «Гаджеты» обеспечивают поддержку и помогают пациенту добиться правильного функционирования, достичь достаточного объема во рту и здоровой работы височно-нижнечелюстных суставов. Но я видел пациентов, которые излечились только выполнением миофункциональных упражнений. Другой важный аспект, усиливающий эффективность лечения — это питание и психологические качества.

— У нас шутят, что, «если педантичному немцу добавить душевности или русского сибиряка обучить этикету — получится норвежец», характер которого в двух словах можно определить как «суровая доброта». Это о вас?

Я люблю русских, и что у вас есть шутки о нас. Мне кажется, сибиряк с этикетом — будет наиболее точно. Учитывайте, что мы всегда были на периферии мировых событий, и у нас никогда не было феодального общества. Поэтому, если обобщить, норвежский характер парадоксально общителен, как во всех племенных сообществах, и, в то же время, чрезвычайно самоуверенный и свободный. Моя бабушка по отцовской линии выросла в крошечной избушке на северном побережье. Её родители и циклоны были единственными, кто обитал там. В старые времена было очень много семей, которые вместо порабощения помещиком предпочли бы жить в чрезвычайно сложных условиях, но сохранять свою свободу.

Geir, Olsen
Geir Olsen в молодые годы

— Хорошо, теперь перейдём к более серьёзным вещам. Вы начали свою карьеру стоматолога более тридцати лет назад (1984). Чем вы занимались в то время? (я имею в виду специализацию)

У меня никогда не было официальной специализации. Я начинал работать как стоматолог общей специализации в частной практике. Общая специализация означает, что вы занимаетесь тем, что вам интересно, и в чем вы чувствуете себя компетентным.

— Насколько я знаю, применяя полученные в стоматологической школе знания, под установку брекетов вы удалили своему ребёнку несколько зубов. Можете говорить об этой истории?

Да, я удалил четыре клыка моему сыну. Он пошёл к известному и компетентному ортодонту (компетентному в рамках его парадигмы). Я был тогда недостаточно уверен в себе, чтобы прислушаться к чувству глубоко «в кишках», которое говорило мне не делать этого.

— Как произошло ваше знакомство с аппаратом ALF, у кого вы учились, и как вообще появилась страсть к лечению ВНЧС?

Лечение моего сына закончилось катастрофой, и он получил дисфункцию височно-нижнечелюстного сустава. Это открыло мне глаза на произошедшее, и я начал искать информацию и, в конце концов, прошёл серию обучающих курсов у Skip Truitt. Через него я вышел на исследовательскую группу в Ирландии, и именно благодаря моим ирландским друзьям я познакомился с Darick Nordstrom, который разработал концепцию аппарата ALF. В некотором смысле, моя работа с ВНЧС стала для меня искуплением. Мне посчастливилось провести почти две недели с Brendan Stack в Вашингтоне. Это вдохновляет моих коллег, но, в первую очередь, это огромная радость — быть свидетелем того, как меняется жизнь твоих пациентов. И это питает мою страсть к этому лечению.

— Как вы считаете, почему на данный момент направление ALF-ортодонтии больше развито в Америке, а Европа заметно отстаёт в этом отношении?

В Америке у наставников, которых я назвал, есть ученики. Это огромная страна с огромными ресурсами. Но ортодонтия на брекетах пришла именно из Америки и вообще-то по-прежнему остаётся там доминирующей моделью лечения.

— Насколько я знаю, во многих европейских странах не выделяют средств на исследования и распространение внутриротовых устройств из лёгких проволок, и, несмотря на их доказанную эффективность и потрясающие результаты, многие талантливые доктора в одиночку противостоят системе ортодонтии на брекетах. Похоже на заговор. Что вы думаете обо всей этой ситуации?

Я согласен, что это похоже на заговор, и в некотором смысле это верно, поскольку традиционная ортодонтия более выгодна, чем целостный подход. В Норвегии действует система общественного здравоохранения, которая покрывает значительную часть расходов на ортодонтию, и структурно «зацементирована» в том отношении, как выплачивать возмещение датистам. Я думаю, старая парадигма исчезнет через несколько лет, потому что пациенты становятся более осведомленными и информированными.

— Как появилась клиника Таннами?

Tannami — это было что-то, что я должен был сделать. Раньше я был частью стоматологической системы, и это был не мой ребёнок, у меня были двойственные чувства по отношению к корпоративной модели. Одна из причин, по которой я предпочитаю изучать стоматологию — это возможность заниматься независимой свободной деятельностью с большой ответственностью и автономией. У меня уже к тому времени развилась страсть к лечению ВНЧС. Поэтому, чтобы быть верным себе, мне нужно было создать Tannami. Литературно это название означает «Мой зуб». Каждый норвежец знает рассказ Торбьорна Эгнерса (Torbjørn Egners) «Karius Og Baktus». В этом рассказе у мальчика зубная боль, и он жалуется маме, что у него болит Tannami.

— Считаете ли вы что врач, у которого самого ВНЧС, лучше понимает своих пациентов, а потому лучше их лечит?

Безусловно, да. Это делает его ещё более вовлечённым, преданным своему делу и решительным. Но я не думаю, что это обязательное условие для хорошего лечения.

— У вас довольно интересные друзья, например, известный в Техасе специалист в области лечения ВНЧС, бывший олимпийский чемпион финн Ристо Хурме. Где вы с ним познакомились?

Каким-то образом коллеги, которые интересуются лечением ВНЧС, оказываются фантастическими людьми. Поэтому встречаться с такими людьми на курсах и семинарах — это очень весело и трогательно. Первый раз я встретил Ристо на ежегодной конференции AAGO. Он очень добрый, тёплый, и очень увлечён лечением ВНЧС.

— Я видела на фейсбуке, что в конце прошлого года к вам приезжал разработчик аппарата ALF Дэрик Нордстром и известный американский доктор Джефри Браун. Какова была цель их визита, и вообще какие остались впечатления?

Они проводили семинар в моей клинике. Моя цель состояла в том, чтобы привлечь как можно больше стоматологов, заинтересованных в философии их лечения. Но, к сожалению, такие вещи пока ещё идут «со скрипом». У нас было два дня с презентациями и консультациями пациентов. Хоть это было здорово, я не буду делать этого снова, потому что я сильно потерял в экономическом смысле. Хорошо, что Darick с Angela Tenholder и другими организовали фантастическое онлайн-образование и сообщество ALF, где бы вы могли учиться и не ездить далеко.

Darick Nordstrom, Geir Olsen, Jeffrey Brown, Gabor Hermann

— На сайте клиники я нашла информацию, что для лечения вы применяете техники НЛП. Как это происходит, и что это даёт пациентам?

Я прошёл курсы НЛП ещё тридцать лет назад, поскольку предположил, что это помогает пациентам с зубными фобиями. Чтобы привести вам пример, как это помогает пациентам, страдающим от ВНЧС, я расскажу о женщине, которая уже много лет страдала от этой дисфункции. Она попала аварию, во время которой получила хлыстовый удар шеи. Она была водителем автобуса в Осло, и удар пришёлся сзади. Мы разобрались, что каждый раз, когда она выходила в город и видела автобус, её боль усиливалась. Казалось, её зрение вызывает первоначальную реакцию, как будто тело живет в вечном сейчас и не может распутать травму. Всего за один сеанс НЛП она перестала реагировать на появление автобусов, но не только — её общее состояние так же мгновенно улучшилось. Это показывает, что, несмотря на очевидные физические проблемы, важно работать с разных точек воздействия.

— Сколько в среднем, длится лечение ВНЧС? С какими трудностями могут столкнуться пациенты во время такого лечения?

Лечение ВНЧС происходит в несколько этапов. Этап первый: поддержка суставов при помощи определенного вида сплинта и миофункциональной терапии. Но не более 12 месяцев. Если вы не достигли этого за 12 месяцев и диск в суставе не восстановлен, вам придётся идти на компромисс и с этим жить. Некоторые доктора восстанавливают диск при помощи хирургии, как это делал Brendan Stack. Я видел великолепные результаты такого подхода, но это слишком рискованно, поэтому решил не идти по этому пути. Когда мы говорим об аппарате ALF для верхней челюсти, то он может изготовливаться в самых разных дизайнах, но обычно используется простой с тремя омега-петлями. Он, в основном, влияет на положение языка, обеспечивая его правильную позицию, а также даёт обратную связь с телом, где он занимает срединную позицию и способствует достижению лучшей осанки. ALF ставится на верхнюю челюсть в то же время, когда пациенту ставится сплинт на нижнюю.

Когда пройден первый этап, и нижняя челюсть установлена в правильное положение, вам нужно под эту позицию установить новую окклюзию, что занимает около двух лет. Трудности, с которыми пациент сталкивается в этом процессе — иногда он испытывает боль, как будто оживляется вся его история в обратном порядке. Пациенту приходится есть со сплинтом. Многим нравится сплинт, когда он убирает боль, но им с ним трудно, когда они чувствуют себя хорошо. Таким образом, пациент может чувствовать себя Сизифом, которому приходилось каждый раз начинать катить камень в гору, когда он скатывался вниз (вернувшийся на место диск опять сместится, если вы не будете носить шину).

— Я очень благодарна вам за то, что вы порекомендовали мне почитать книгу основателя метода Starecta Морено Конте о влиянии зубной окклюзии на весь человеческий организм. Вы уже говорили мне ваше мнение об этом методе, но можете поделиться им и с читателями моего блога?

Метод Statecta разрабатывался пациентом, который лечил себя сам, и согласуется с философией ALF. Метод заключается в расширении возможностей пациента, чтобы он мог понять процесс и взять на себя ответственность в собственном исцелении. Конечно, когда вы больны и страдаете, вам хотелось бы найти кого-то, кому вы можете доверять, и кто может позаботиться о вас. Чем тяжелее вы страдаете, тем более это верно. Тем не менее, важно поощрять пациента и в обретении поддержки в самом себе.

— Вы говорили, что, сидя в кабинете, иногда вы путешествуете, потому что к вам приезжают пациенты из разных стран. Из каких, например? Можете рассказать о самых запомнившихся пациентах?

Говорят, что жизнь — это путешествие, и, если вы человек, который встречает людей, это ещё более интересно, чем видеть достопримечательности. Если вы встречаете людей, как это происходит с моими пациентами — это всё равно, что вы путешествуете. Они делятся со мной своими историями. Большинство моих пациентов из Швеции и Норвегии, но у меня были пациенты из Финляндии, Дании, Франции и Англии. Но, поскольку люди отовсюду живут сейчас повсюду, в Норвегии есть люди, чьи семьи, например, находятся в Пакистане. Я не хочу много говорить о своих пациентах, но я хорошо помню одну прекрасную финскую женщину, которая приезжала с острова между Финляндией и Швецией, поэтому первый раз ей пришлось ехать очень долго, потому что была буря — на поезде, автобусе, потом лететь на самолёте. У неё было ВНЧС, ей было около сорока, и у нее трое детей. Нам удалось избавить её от боли и восстановить функцию суставов с помощью ALF, и предстояло ещё выровнять зубы, чтобы это смотрелось эстетично, и для того, чтобы повысить стабильность. Но она была так счастлива, что может теперь нормально функционировать, что решила не выпрямлять зубы. Она продолжает носить для стабилизации ALF, и очень довольна этим. Красивая, беззаботная женщина, абсолютно расслабленная при поводу своей внешности.

Geir, olsen

— Насколько я знаю, ваша большая страсть — Испания. Что вас там так привлекает?

Нам с женой посчастливилось иметь квартиру в Коста-дель-Соль. Мы ездим туда каждый отпуск. Она свободно говорит по-испански, мне же ещё предстоит долгий путь. Очевидно, что климат и простой образ жизни являются главной достопримечательностью этого места. Из Осло также очень легко добраться туда с помощью нескольких прямых рейсов каждый день. Мы просыпаемся утром в Осло, и уже через восемь часов обедаем в нашей квартире. В январе в Осло темно и холодно, а в Малаге вы чувствуете себя, как летом. Горы отлично подходят для пеших прогулок, а Средиземное море великолепно для любителей водных видов спорта. Это место также полно дружелюбных простых людей.

Музыка и поэзия Испании интригуют. Хуан Рамон Хименес (Juan Ramon Jimenez) — мой любимый поэт наряду с норвежским поэтом Олавом Хауге (Olav H Hauge). Самые сильные эмоции, которые я когда-либо испытывал во время музыкального выступления, были в Севилье во время концерта Фламенко. Тогда я познал то, что на испанском языке называется duende. Единственный раз, когда я испытывал нечто подобное, было во время концерта Джорджа Бенсона в Хорватии — в небольшом уютном местечке для небольшой аудитории. Испанский поэт Гарсиа Лорка на лекции в Буэнос-Айресе в 1933 году объяснял, что дуэнде относится к огненному духу, что и делает великолепное представление полным эмоций. Итак, дуэнде — это сила, а не работа. Это борьба, а не умствование. Я слышал, как старый маэстро гитары сказал: «Дуэнде не в горле, дуэнде поднимается внутри тебя из подошв ног». Смысл этого, что вопрос не в твоих способностях, а в истинном живом стиле, в крови, самой древней культуре, спонтанном творении… всё, что имеет в себе этот тёмный отзвук, обладает дуэнде. Дуэнде имеет для меня прекрасный смысл, и тем, что особо привлекает меня, когда я думаю о юге Испании. Кстати, там много русских, и они довольно хорошо говорят по-испански.

Geir, olsen

— Вы говорили, что хотите побывать в России и, особенно, Санкт-Петербурге. Интересно, какие стереотипы у вас о нашей стране?

Раньше я находился под влиянием стереотипов, идущих из шестидесятых-семидесятых. Вы были непревзойдёнными в хоккее, а ещё суровые истории об Архипелаге ГУЛАГ, что заставляло вас побаиваться. Сегодня я думаю, что вы больше похожи на нас, норвежцев. Я полагаю, основное отличие может заключаться в том, что вы больше уважаете авторитет и деньги. Достоверно я этого не знаю, но вот что рассказал мне мой сын. Его друг ездил в Россию с другими деловыми людьми по вопросам бизнеса. Он заметил, что норвежские докладчики не очень-то обращают на себя внимание со стороны русских. А ещё отметил, что у русских докладчиков совсем другой стиль изложения — гораздо увереннее и громче. Поэтому в последний день, когда настала его «минута славы», он решил сделать представление. Он притворился супер-уверенным и супер-мачо (это было для него нетрудно, потому что он такой и есть, но в норвежской культуре вы должны смягчать эти черты характера). В итоге русские его полюбили, и все «уши» были его.

Для ваших читателей хочу сказать, что мне всегда было интересно узнать о вашей стране, потому что мы соседи, и я интересовался вашей историей и литературой. При окончании средней школы я писал тему о Достоевском. Ещё моим любимым комментатором-аналитиком текущих новостей является один блоггер, который живет с американской женой во Флориде, но является гражданином Швейцарии. Его отец — голландец, а мать — русская. Также один из моих любимых пациентов — бывший российский кардиолог. Она в возрасте восьмидесяти лет приехала в Норвегию из-за любви. Целую жизнь она проработала в крупной больнице и имеет ко всему холистический подход. Она — дочь генерала советской армии и, однажды сказала мне, так как она знает много о политике, людям лучше жить в небольших политических сообществах с большой автономией, чем в таких сверхструктурах, как США или СССР. Просто хочу вам сказать, что многие не верят в ту демонизацию России, которую мы видим в СМИ.

— Считаете ли вы, что в вашей жизни было всё гладко? И что вам помогало преодолевать сложные периоды?

Я эмоциональный человек, и чувствительный, и у меня часто было чувство, что жизнь сурова. Но, если вы родились в Скандинавии мужчиной после Второй Мировой войны, у вас было хорошее здоровье и стабильная работа, насколько тяжела может быть ваша жизнь? Я очень привилегирован, но иногда думаю, что сумма страданий в разных обществах постоянна — как только какие-то проблемы исчезают, мы, люди, тут же начинаем беспокоиться о чем-то другом.

Что поддерживает меня — это любовь, также в духовном смысле. Базовое доверие заключается в том, чтобы принимать жизнь такой, какая она есть, и, в то же время, стремиться сделать её лучше.

— Можете ли вы сказать, что все ваши мечты реализовались, или осталось ещё что-то?

Я никогда не был слишком амбициозен. Если у меня есть мечты, то они больше касаются того, чтобы больше узнать, больше любить и обрести мир внутри.

— Спасибо, доктор Гейр за очень интересное интервью. Напоследок хочу вас попросить сказать несколько слов читателям моего блога, которые страдают сейчас от ВНЧС…

Если у вас ВНЧС, начинайте делать миофункциональную терапию. Вы можете найти много полезных роликов на youtube. Прочтите книгу Морено Конте (Starecta). Проведите своё собственное исследование. Есть специалисты-стоматологи, остеопаты и миофункциональные упражнения, которые могут вам помочь.

Сайт клиники Tannami www.tannami.no.
English version of the interview.
______________________
© zub-za-zub.ru
Фото предоставлены Гейром Ольсеном из личного архива.

Гейр Ольсен (Норвегия): Суровая доброта с душой фламенко (интервью): 4 комментария

  1. Спасибо, что опубликовали интервью, было очень интересно почитать, как и остальные статьи на вашем сайте. У меня сейчас проблемы с сколиозом и шейными суставами, и после посещения вашего сайта я начала задумываться о том, что возможно именно ношение брекетов в свое время послужило началом или катализатором этих проблем. Сначала меня очень заинтересовал метод Старекта, но хотелось бы посоветоваться со специалистом, который знаком с этим или подобными методами, а не начинать лечение самостоятельно. Тем более, что у меня до сих пор стоит ретейнер после брекетов, и я не знаю, как он повлияет в таком случае. Поскольку я живу в Осло, хочу сходить на консультацию к этому доктору! А так бы я наверное и не знала что у нас тут недалеко есть такая клиника. Спасибо за полезную информацию!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *